Кузина Татьяна Ивановна

Кузина Татьяна Ивановна

Родилась я 25 декабря 1923 года. Росла в многодетной семье, было пять человек детей и бабушка.Отец работал трактористом, мать домашняя хозяйка.Жили очень скромно в деревне Шипицино Тальменского района Алтайского края. Держали своих животных. Папа любил охоту, зимой приносил зайцев, весной иногда привозил  по целой лодке уток. Сладостей почти не видели, самым лучшим лакомством была халва. Иногда просили:«Мама, дай чаю!», она отвечала: «Чаю нет». «Ну дай,пожалуйста, по кусочку сахара!» Воспитывали нас в труде, добропорядочности, учили добру. Училась в сельской школе. Была пионеркой, а потом вступила в комсомол. В школе учили любить Родину, мы работали на полях и выполняли другие посильные работы, активно участвовали в самодеятельности.

Окончила восемь классов. Собиралась ехать в Новосибирск учиться в девятый класс, так как в нашей деревне девятого класса не было. В Новосибирске жила моя тетя.

22 июня 1941 года вся наша семья сидела за столом, завтракали. На стене перед столом был радиоприемник в виде огромной тарелки.Вдруг слышим Левитана,трагическим голосом он сообщает: «Сейчас будст выступать Молотов». И вот мы узнали, что Киев бомбили ровно в четыре часа. Так мы узнали о начале войны с фшистской Германией. За столом наступила мертвая тиши-на. Слышались только всхлипывания мамы и бабушки.

Я сказала: «Я поеду на фронт». Родители стали меня убеждать, как это трудно, и что я умею? Я уехала в Новосибирск. Училась в девятом классе. Папу взяли на фронт, помогать мне некому. Я пошла работать, бросив школу.
Работала на 509-м заводе- это завод «Электросигнал», эвакуированный из Воронежа. Работала я в 48-м сборочном цехе на конвейере пайщицей: собирали радиоприемники для танков и самолетов.

Однажды нас вызвали в райком комсомола Октябрьского района. Там по одному человеку приглашали к секретарю, беседовали, спрашивали, желаем ли мы пойти на фронт. Я дала согласие. Стали мы после работы посещать
курсы всеобуча: вывозили нас на природу, где учили стрелять из малокалиберных боевых винтовок, бросать гранаты, ползать по-пластунски и другим военным навыкам.

В декабре 1942 года нас вызвали повестками в Октябрьский райвоенкомат. Прошли комиссию и были отправлены в Москву. Дорогой ели брынзу, один раз в сутки кормили горячим.
По нинциативе LЦK ВЛКСМ 1942 году была сфор-мирована Центральная женская школа снайперской подготовки в Москве. 1885 девушек-снайперов воевало на разных фронтах.

Снайнер — меткий стрелок. Erо задача: уничтожать офицеров, наблюдителей, связных орудийных и пулеметных расчетов, экипажей остановишихся танков, низко летящих самолетов.
Снайпер должен быть отважным, хладнокровным, рeшительным, смелым, поражать цель с первого выстрела, правильно выбирать, быстро оборудовать место для
стрельбы. Скрытно менять свой пост, искусно использовать местность и средства маскировки.

Двадцать семь месяцев работала ЦЖ школа снайперской подготовки. За этот срок было проведено три основных набора.

Я была в первом наборе. Было нас триста человек, четыре роты. Прибыли мы в середине декабря 1942 года 23 февраля 1943 года приняли воинскую присягу. Начальник курсов капитан Чегодаева читала текст присяги, мы торжественно повторяли за ней.Учились мы трудному снайперскому делу шестъ месяцев. Учили нас по правилам Суворова: «Трудно в ученни — легко в бою». В любую погоду утро начиналось с физзарядки на воздухе. После завтрака — политинформация,восемь часов занятий, сорок минут отводилось на чистку оружия, полтора часа на политическую подготовку. Личное время — один час. Всего пятнадцать часов в сутки напряженной работы.

В конце последних дней учебы — марш-бросок на семьдесят километров, государственные экзамены, инспекторские стрельбы.
Пятьдесят девушек выдсадили во фронтовую роту. В нее была зачислена и я. Нaправили нас на Калининский фроит в 3-ю ударную армию. Была она за горолом Велиликие Луки. Который был освобожден от фашистов этой армией. Встретили нас генерал армии Галицкий и начальник политотдела Лисицин. Наша Екатерина Никифоровна Никифорова, начальник политотдела школы, доложила о нашем прибытии.
Вскоре наша рота была отправлена в 21-ю гвардейскую стрелковую дивизию, в два полка — 69-й и 59-й. Там мы «охотились» больше месяца. После короткого отдыха были отправлены в 46-ю Гвардейскую дивизию.

В сентябре 1943 года я была тяжсло ранена. Со 2 на з сентября 1943 года нам, трем снайперским парам, дали задание поддерживать разведчиков прицельным огнемпо смотровым щелям, пулеметным точкам и т.д. Мы изучали передовую противника вместе с разведчиками, В ночь на 3 сентября разведчики ушли за «языком». Когда они возвращались, наползли на снаряд, он разорвался, и они все были ранены. Один из них, у которого было более легкое ранение, приполз к нам и сообщил о случившемся. Командир разведгруппы, находившийся на переднем крае вместе с нами, дал команду бросить дымовые шашки и выдвинуться, чтобы спасти и перевязать раз-ведчиков. Противник открыл шквальный огонь по передовой. Мы тоже были ранены. Тоня Комарова, моя снайперская пара, в грудь, Рая Скрытникина -в ноги, я в лицо, с последующим удалением глаза.

На фронте мы жили в землянках, прикрывались плащом от дождя, постель лапник, в головах
рюкзак, укрывались шинелью, на «охоту» мы уходили ранним утром, с собой нам давали сухари, консервы, когда возврашались с «охоты», дежурный давал нам котелки с первым.

Воевал и мой отец, в одном из боев был ранен, попал в плен, когда их освободила наша армия, воевал снова до дня Победы. Когда вернулся, перевез семью в Новосибирск, работал стрелочником, потом слесарем на стрелочном заводе. К сожалению, прожил мало: в 49 лет по

пал под паровоз. Два дяди погибли на фронте, один дядя вернулся с фрoта раненый, дожил до 75 лет.

Я героем не была. Двум нашим девушкам, окончившим школу снайнеров, посмерто присвоено звани Героя Советского Союза — Анне Молдабуловой и Тане Барамзиной.

Война моя закончилась после тяжелоrо ранения. Лeчили меня в госпитале в Чите. Потом отправили в город Горький. Там я проша комиссию, где меня освободили от военной службы.
В девятнадцать лет я осталась без глаза и со шрамами на лице. Очень плохо вижу одним глазом с нскусственным хрусталиком после операции.

Вернулась я после лечения в феврале 1944 года в Алтайский край, Тальмснский район, деревню Шилицино, где я росла и училась. Директор школь, зная меня как активную пионерку и комсомолку, пригласил работатъ пионервожатой.

Отец, вернувшисьсь с войны, уехал работать в Новосибирск, устроился стрелочником на станцик Сеятель, недалеко от Новосибирска. Там
ему дали квартиру в доме на два хозяина, сюда и перебралась наша семья. У нас была кухня и комната, но и этому мы были рады. Я поступила учиться в Бердское педучилише, окончив его
1950 году. получила направление в Ордынский район в деревню Кузьминка. Там я и встретила свою судьбу. Муж уехал работать в Новосибирск, по окончанни учебного года переехала в Новосибирск и я. Работала в школах Первомайского района.

Награждена орденами Отечественной войны 1-й и 2-й степени,  медалью «За победу над Германией в Великой Отечествснной войне 1941-1945 гг.», всеми юбилейными
медалями, памятным знаком в честь 110-летия со дня основания города Новосибирска. Награждена юбилейнной

медалью «За доблестный труд. В озноменовании 100-летия со дня рождения В.И. Ленина».

Источник:

Беспокойные сердца / сост. Л. Г. Семенчук. — Новосибирск : Новосибирское книжное издательство, 2008. — С.153-157.

Comments are closed.

Есть вопрос? Напишите нам! Есть вопрос? Напишите нам!

← Предыдущий шаг

Спасибо за Ваше сообщение!
Мы постараемся ответить как можно скорее.

Пожалуйста введите

Powered by LivelyChat
Powered by LivelyChat Удалить историю
Яндекс.Метрика